Снайперши в белых колготках или влажные БДСМ-мечты российских фашистов

18+

Белые колготки Путина

Российское телевидение изо всех сил тормошит несчастный призрак биатлонистки-убийцы, зародившийся некогда в опухшем от водки уме жителя Подмосковья.

Недавно LifeNews наградил этим почетным титулом украинскую биатлонистку и заместителя министра молодежи и спорта Олэну Пидгрушну. Какой-то ушлый сотрудник телеканала написал в твиттере, что она в свободное время подрабатывает снайпером в Славянске, отстреливая там беззащитное мирное население, гуляющее по городу с мирными гранатометами и мирными автоматами Калашникова.

Тут не лишне будет напомнить, что биатлонистка-снайпер — это не что иное, как мифологический персонаж народных преданий полудикого россиянина. Она возникла из недр его фольлорного сознания, где до сих пор бесчинствуют Баба Яга, Кощей Бессмертный и Чебурашка. Причины ее появления кроются исключительно в агрессивной внешней политике Российской Федерации. Когда русский Шойгу на танке заезжает в сопредельные государства, чтобы помахать длинным дулом перед удивленными местными жителями, где-то в глубине его сознания шевелится какая-то смутная мысль, что не у всех его внезапное появление может вызвать неописуемый восторг. «Однако, — размышляет русский Шойгу, — не может такого быть, чтобы эти люди действительно не радовались искренне моему появлению. Ведь я же несу свет добра, пули радости, снаряды справедливости, бомбы всеобщего равенства. Те, кто этого не понимает, очевидно поражены какой-то ужасной психической болезнью на почве неудачной сексуальной жизни».

Именно так появились «Белые колготки» — сленговое название отряда женщин-снайперов преимущественно прибалтийского происхождения, якобы воевавших на стороне антироссийских сил и отрядов сепаратистов в зонах боевых действий на территории государств бывшего СССР с 1990-х годов — в Приднестровье, грузино-абхазской и чеченской войне, во время событий в Дагестане 1999 года, Нагорном Карабахе и других локальных конфликтах.

Историю о «белых колготках» придумали российские солдаты-агрессоры. Если проанализировать конструкцию этого мифа, можно многое понять об их внутреннем мире, тайных желаниях и фобиях. Итак, по мнению солдат российской армии, в прошлом «белые колготки» были спортсменками-биатлонистками, которые приехали воевать из соображений националистической неприязни к русским. Их описывали белокурыми и жестокими: дескать, из винтовок они простреливают гениталии солдатам. СМИ, ссылаясь на анонимные источники сообщали, что якобы, чеченские боевики им платят по 50 долларов за час работы, а численность «белых колготок» колеблется в районе батальона.

Владислав Шурыгин в своем научно-фантастическом рассказе «Узник», посвященном российской агрессии против Молдовы, уделил женщинам-снайперам целый абзац: «Особенно зверствовали румынские снайперы. Завербованные прибалтки из различных стрелковых и биатлонных клубов получали деньги за каждого убитого, независимо от пола и возраста».

Чеченский словарь на сайте «Кавказцентр» сообщает, что «Белые Колготки – мифические снайперши из Прибалтики, якобы сражавшиеся в рядах чеченского сопротивления в годы Первой Русско-Чеченской войны (1994–1996). Акцент на образе, по-видимому, навеян мазохистскими фантазиями российских руководителей».

Впервые эротические фантазии Кремля обнародовал полковник ФСБ в отставке, депутат Госдумы Герой России Сергей Шаврин. «О чеченских «черных вдовах» вы, конечно, слышали, — сказал он. — Но в то время так называли не террористок-смертниц, а женщин-снайперов. Ещё их называли «белые колготки». Так мы тогда одну из «вдов» этих взяли. Оказалось, ленинградская девчонка, биатлонистка. За деньги брата нашего отстреливала».

В рассказе Александра Крылова «Сучка» очень ярко описаны эротические фантазии и потребности российской оккупационной армии в Приднестровье.

“- Вот она, падла! — Радостно вскрикнул один из спецназовцев, распахивая дверцу скрытой в стене прихожей кладовки. — Баба!

— А ну, вылазь, сучка! — Замахиваясь рукояткой “Стечкина”, метнулся к вжавшейся в угол чуланчика женщине Бешеный.

Вытолкнутая из своего убежища на середину бывшей гостиной девица — с давно немытыми рыжими крашеными волосами до плеч, вдруг сразу и с какой-то нарочитой безвольностью обмякла в хватавших её за шею и плечи руках российских спецназовцев. Переводя наполненные затаённым страхом водянисто-голубые глаза с припухшими веками с одного бойца на другого и щурясь от яркого дневного света, пленная в неестественной позе, будто в ожидании чего-то, замерла, скрючившись, на полу…

— Ты посмотри ей на ладошки, на пальчики погляди… У, сучка, чего зенки вылупила? Взять бы тебе гранату, гадюке, в манду засунуть и выкинуть на хер через окошко. Вот, пока летишь — будет время покаяться…

— Н-не, Лёха, — с серьёзным видом возразил товарищу Бешеный. — П-полётное время короткое. Она шлёпнется раньше, чем эфка бабахнет. Жопа у неё вона какая здоровая — сама к низу тянет. Это надо этажа с пятнадцатого сбрасывать. К т-тому же ещё кого посечёт осколками…”

и дальше: “Хотел я ей, сучке, “лимонку”, бля, между ног вставить — и кувыркнуть из окна. Так она, дура, вообразила, что мы её насиловать собираемся, а гранату совать — это у русских извращение такое, чисто наше, национальное. Видели б вы, братцы, как она обрадовалась! И какое её ждало разочарование… — Прогудел рядом Алексей. — Эх, не дал мне командир салют румынам из говна устроить!”

Белыми колготками соблазнился даже детский писатель и автор романов об Алисе Селезневой Кир Булычев. «Белые колготки», красивые девки — мастера спорта по стрельбе, почему-то из Литвы, — писал он в своем фантастическом романе «Вид на битву с высоты», — Я о них наслышался в свое время, правда, ни одной из них не поймали, хотя с наслаждением врали о том, как перед расстрелом каждую пропускали сквозь взвод». Героиня романа Александра, бывшая медсестрой во время конфликта в Приднестровье, однажды надела белые колготки, была из-за этого принята за снайпершу и изнасилована несколькими казаками.

Поэт Всеволод Емелин написал «Балладу о белых колготках», в которой повествуется об инциденте, якобы произошедшем в Чечне. Командир батальона российских десантников встречает свою бывшую возлюбленную — стройную блондинку в белых колготках, снайпера — латышку по имени Вия, которую приводят ему бойцы на блок-пост. Как неожиданно выясняется, жительница Латвии имеет с ним общего сына, появившегося после давнего романа в Юрмале. Повзрослевший сын уехал от матери в Россию и теперь она мстит всем российским солдатам, стреляя им в низ живота. Заканчивается «баллада» её убийством. Затем стреляет в себя и комбат. Тут уместно процитировать очень показательный отрывок оттуда:

Рассталась с единственным сыном,
Осталась в душе пустота,
И мстила я русским мужчинам,
Стреляя им в низ живота.

И вот, среди множества прочих,
А их уже более ста,
И ты, ненаглядный сыночек,
Застрелен мной в низ живота”.

В слезах батальон её слушал,
Такой был кошмарный момент,
И резал солдатские уши
Гнусавый латвийский акцент.

Но не было слёз у комбата,
Лишь мускул ходил на скуле.
Махнул он рукой, и ребята
Распяли её на столе.

С плеча свой “калашников” скинул,
Склонился над низким столом
И нежные бёдра раздвинул
Он ей воронёным стволом.

“За русских парней получай-ка,
За сына, который был мой…”
И девушка вскрикнула чайкой
Над светлой балтийской волной.

И стон оборвался короткий;
И в комнате стало темно.
Расплылось на белых колготках
Кровавого цвета пятно.

Из всех вышеперечисленных примеров складывается образ русского человека.

Его мифология проста и незатейлива. Русский мужчина-завоеватель считает себя этаким альфа-самцом, имеющим индульгенцию на любые преступления против человечества. Все его злодеяния оправдываются якобы высокой миссией, которую он несет иным народам.

Высокая миссия русского человека сосредоточена у него в штанах, а конкретно — в его гениталиях, ведь именно они становятся объектом охоты «Белых колготок». Единственным способом противостоять данной угрозе русский человек считает уничтожение гениталий противника символическими заменителями собственных гениталий, имитируя при этом половой акт как оплодотворение смертью: это либо выстрелы во влагалище из автомата Калашникова, либо подрыв во влагалище боевой гранаты. На символическом уровне даже российский ракетно-ядерный щит рассматривается русским человеком как набор боевых эрегированных пенисов, готовых в любую минуту изнасиловать цивилизацию извращенными и патологическими идеями так называемого «Русского Мира».

Миф о «Белых колготках» именно потому так силен и устойчив в сознании русского человека, что он искривленно воспринимает весь окружающий мир в дихотомии «мужское-женское», мня себя единственно достойным самцом и будучи готовым сражаться за это право на смерть.

Безусловно, это говорит о его дикости, погруженности в какие-то первобытно-дремучие комплексы, которая заставляет россиян метаться между темной промозглой пещерой с протухшими объедками мамонта и мраком сырых джунглей, где единственное спасение в том, чтобы прыгнуть первому встречному на шею и перегрызть горло.

Как выбраться из этого жуткого тупика? Всего лишь начать говорить правду. Давайте начнем с того, что Олэна Пидгрушна — никакой не снайпер, а просто заместитель министра молодежи и спорта Украины? Может ли пойти на это LifeNews? Сомневаюсь. Салют из говна русскому человеку дороже.

Олег Шинкаренко

Do NOT follow this link or you will be banned from the site!
X

Pin It on Pinterest

X
Share This